ТРЕЗВЕННОЕ ДВИЖЕНИЕ 1907—1914 ГОДОВ В РОССИИ: ЭТАПЫ, ХАРАКТЕР, ЗНАЧЕНИЕ

19 апреля 2014 года

Первая Международная научно-практическая конференция «Алкоголь в России» (г. Иваново, 29—30 октября 2010 г.)

А. Л. АФАНАСЬЕВ
Томский государственный университет систем управления и радиоэлектроники
ТРЕЗВЕННОЕ ДВИЖЕНИЕ 1907–1914 ГОДОВ В РОССИИ: ЭТАПЫ, ХАРАКТЕР, ЗНАЧЕНИЕ

Трезвенное движение — это обществен¬ное движение за добровольный отказ от употребления алкоголя, принятие ограни¬чительных и просветительных мер против его продажи, производства и распростра¬нения. Второе движение происходило в России в период капитализма, с 1887—1888 гг. по 1917 г. включительно. Задача настоящей статьи — показать его наиболее важные события и закономерности в пери¬од от окончания революции 1905—1907 гг. до начала первой мировой войны, когда оно получило наибольшее развитие за всю историю страны.
Используя выводы синергетика Г. Ю. Ризниченко [11], можно заключить, что период русско-японской войны, революции и реак¬ции (1904—1909 гг.) был для российского общества фазой «беспорядка», «хаоса», что вызвало усиленные поиски выхода. Положение усугублялось растущими про¬дажей и потреблением основного россий¬ского алкогольного изделия — казённого «вина» (водки). Часть граждан видела вы¬ход в трезвенном движении, полагая, что оно способно остановить разрушительные процессы и вызвать положительный рост.
Внутри рассматриваемого периода (1907—1914 гг.) можно выделить три этапа. Первый из них — ноябрь 1907—1909 гг., когда началось широкое обсуждение алкогольного вопроса и принятие ограничительных и просветительных мер.
Необходимым для этого процесса «перво¬толчком», «сигналом тревоги» послужили выступления 16 и 27 ноября 1907 г. на 1-й сессии III Государственной Думы члена фракции октябристов самарского пред-принимателя из крестьян М. Д. Челышева (Челышова, 1866–1915), призвавшего к решительным мерам по утверждению трезвости как необходимому условию здо¬рового развития русского народа и сущес-твования Российского государства. Высту¬пая 16 ноября 1907 г. в прениях по поводу выступления председателя Совета минис¬тров П. А. Столыпина с правительственной декларацией, он сказал: «Повторяю, если мы не будем трезвы, то в скором времени будем обезличены и стёрты с лица нашей родной земли. Применение Правительс¬твом этой системы взимания налогов с на¬селения через водку, по-моему, есть зло, и на это нам, народным представителям, надо взглянуть строго и рассудительно, не с точки зрения отвлечённых политичес¬ких прав, а действительной и будничной жизни, и такую систему просить прави¬тельство отменить» [15, 14]. Речи М. Д. Челышёва получили широкую обществен¬ную поддержку как внутри страны, так и за рубежом. На его имя поступило более 500 телеграмм и писем от организаций и граждан из разных уголков России и из Будапешта, Стокгольма, Вены, Брюсселя, Швейцарии [131.
По предложению Челышёва в Думу за подписью 31 её члена было внесено зако¬нодательное предположение, предусматри¬вавшее важные противоалкогольные меры. Для его рассмотрения 11 декабря 1907 г. была избрана «Комиссия о мерах борьбы с пьянством» Государственной Думы (далее -«Комиссия», 1907—1912 гг.), ставшая рос¬сийским центром выработки алкогольной [ политики. Председателем стал член дум¬ской фракции правых епископ Гомельский Митрофан (Краснопольский, 1868—1919 гг., священномученик), товарищем (замес¬тителем) — М. Д. Челышёв. Во многом под влиянием Комиссии был принят ряд анти¬алкогольных мер в школе, армии и церкви:
1) Министерство народного просвеще¬ния в 1908 г. издало и разослало во все средние и некоторые низшие учебные заведения брошюру «Список наглядных учебных пособий и собрание программ для преподавания гигиены», где вопросы об алкоголиз¬ме были выделены в особую группу;
2) Военное министерство приказом от 30 декабря 1908 г. отменило выдачу ниж¬ним чинам в высокоторжественные дни «чарки» водки (около 123 мл.) и воспретило «продажу водки и крепких спиртных
напитков в солдатских лавках и буфетах, допустив лишь продажу лёгкого виноградного вина и пива»;
3) Святейший Синод принял определение от 4—6 июня 1909 г. «О борьбе с пьянством в народе», где указал духовенству, в частности, следующие необходимые средс¬тва борьбы:
а) учреждение в приходах обществ трез¬вости, образцом для которых «могло бы служить [церковное] Апександро-Невское общество трезвости в гор. Санкт-Петербурге с его уставом и из¬даниями для народа»; […]
в) «обязательная для всех священни¬ков… неустанная, живая проповедь о вреде пьянства, как с церковного ам¬вона, так и вне храма…, с раздачею и распространением в приходе книг, брошюр, листков…»;
д) «устройство в [церковно-приходских] школах чтений
религиозно-нравствен- ных и патриотических», сопровож¬даемых
показом «картин с помощью волшебного фонаря, а также общим
пением»; использование чтений для наглядного показа вреда
пьянства;
е) «наконец, личный пример трезвос¬ти священнослужителей
прихода…» [Цит. по: 15, 743–756].
Второй этап движения — это 1910—1912 гг., когда в Петербурге и Москве впервые в истории прошли два всероссийских съезда по борьбе с пьянством, и в III Го¬сударственной Думе был принят законо¬проект о мерах борьбы с пьянством. На трёх названных «всероссийских собраниях представителей» (съезды и Дума) алко¬гольный вопрос был всесторонне обсуждён и намечены пути его решения. Была «соб¬рана», «накоплена» энергия-информация и «передана» на места. Её распространение происходило через участников форумов и через газеты и журналы, важнейшим среди которых был журнал Александро-Невского общества трезвости «Трезвая жизнь». Его выписывали во многих церковных прихо-дах, а отдельные материалы перепечаты¬вали местные «епархиальные ведомости», выписываемые во всех приходах епархии.
В Первом всероссийском съезде по борьбе с пьянством (Петербург, 28 декабря 1909 — 6 января 1910 гг.) участвовало 543 человека. Преобладали врачи, правоведы, члены трезвенных, либеральных, социал-демократических организаций. Были при¬няты резолюции о принципах и направле¬ниях борьбы с пьянством.
Съезд единогласно провозгласил «руко¬водящим началом общественного движе¬ния против пьянства полное воздержание от спиртных напитков». Признал необходи¬мым: «ввести в виде отдельного предмета преподавание начал трезвости в низшей и средней школах»; «допустить свободную организацию школьных союзов и разных других обществ трезвости среди учащих¬ся»; допустить «ознакомление студентов с употребления алкоголя при посредстве лекций». Посчитал нужным проведение следующих мер: предоставить сельским обществам и городским самоуправлениям права составления запретительных приговоров о продаже спиртных напитков; «открытие новых заведений в селениях должно быть допущено только с согласия населения, выраженного на сходах с учас¬тием женщин»; «рабочим на фабриках и заводах должно быть предоставлено пра¬во ходатайствовать о закрытии винных ла¬вок вблизи заводов на расстоянии одной версты». Вместе с тем съезд признал, что «коренной мерой в отрезвлении населения было бы постепенное упразднение питей¬ного дохода путём уменьшения количества выпускаемых в продажу… спиртных напит¬ков и замена питейного дохода другими источниками государственного дохода» [8, 89–92; 4, 133–136].
Как указывалось в русской периодичес¬кой-печати, значение форума состояло в том, что он:

  • прервал долгий, всенародный сон благодушного отношения к пьянству;
  • опубликовал обширный научный материал;
  • на долю его и будущих съездов «выпадает важная задача создания обще¬-

ственного движения, необходимого для завоевания в пользу антиалкоголизма активного большинства в Государственной Думе и Государственном Совете». [8, 309–311, 355].
Следующий за съездом год ознамено¬вался новым успехом движения. 16 фев¬раля 1911 г. на четвёртой сессии III Госу¬дарственной думы был принят при втором обсуждении подготовленный Комиссией о мерах борьбы с пьянством законопроект о мерах борьбы с пьянством, предусматри¬вавший важные ограничительные и про¬светительные меры в отношении основного потребляемого алкогольного изделия — водки [15, 609–619].
На членов Думы оказывался нажим со стороны алкогольного капитала, дабы из¬менить законопроект в ходе третьего об¬суждения, намеченного на осень того же года. В ответ на давление весной-летом 1911 г. по почину Александро-Невского общества трезвости развернулась всерос¬сийская кампания поддержки законопроекта. Граждане, общественные и профес-сиональные организации писали членам Думы и принимали постановления в его поддержку. 151 из них было опубликовано М. Д. Челышёвым [14].
Поддержка с мест и энергичная-де¬ятельность Комиссии принесла свои плоды. Антиалкогольный законопроект, дополненный рядом важных положений, был принят при третьем, окончательном обсуждении на пятой сессии III Государс¬твенной Думы 16 ноября 1911 г. Он пре¬дусматривал:

  • право вынесения запретительных приговоров о продаже крепких спиртных напитков (далее — алкоголя) волостным, сельским сходам, городским думам и другим органам местного самоуправления на подведомственных им территориях;
  • на сельских сходах по этому вопросу получали право решающего голоса

наряду с домохозяевами их совер¬шеннолетние жёны и матери;

  • воспрещалась торговля алкоголем в субботние и предпраздничные дни после 2-х часов дня и полностью — в воскресные и праздничные дни;
  • места продажи алкоголя могли нахо¬диться: в столичных и губернских го¬

родах — не ближе сорока сажен (85 м), а в остальных местностях — не ближе
ста сажен (213 м) от церквей и учеб¬ных заведений всех типов;

  • во всех начальных, средних и педа¬гогических учебных заведениях уча-¬

щимся должны были сообщаться «сведения о вреде, приносимом упот¬реблением спиртных напитков» [15, 690–703].
По заключению Челышёва, главным результатом пятилетней деятельности Ко¬миссии, явилось то, что «пробудилось на¬селение»; появилась «громадная волна антиалкогольной идеи, которая, прокаты¬ваясь сейчас по России, растёт и ширится и которая истоком своим имеет Государс¬твенную Думу» [15, 757].
Принятый Думой законопроект поступил в Государственный Совет, где было сильно влияние помещиков-винокуров. Несколько лет он обсуждался там и, наконец, в 1914 г. вернулся на доработку в IV Государствен¬ную Думу. До 1917 г. он так и не обрёл силу закона, но многое из того, что в нём пре-дусматривалось, было проведено в жизнь, начиная с весны-лета 1914 г., в результате царских указов.
Третий из указанных выше форумов, Всероссийский съезд практических деяте¬лей по борьбе с алкоголизмом, прошёл в Москве с 6 по 12 августа 1912 г. по ини¬циативе Александро-Невского общества трезвости, по благословению Св. Синода, под покровительством митрополита Мос-ковского Владимира (Богоявленского, священномученика, 1848–1918). Участвовало 473 человек. В отличие от предыдущего петербургского съезда, здесь преобладали священнослужители и светские деятели, поддерживавшие Церковь.
Резолюции съезда делились на несколь¬ко разделов. Первый из них — «Общие поло¬жения» — начинался положением о том, что «в основу борьбы с алкоголизмом должны быть положены религиозно-нравственные начала». Здесь же содержалось обраще¬ние «и к духовенству, и к интеллигенции… личным примером абсолютной трезвости, а также путём проповеди и организации обществ трезвости способствовать желан¬ному отрезвлению родины».
Во втором разделе — «Организация борьбы с пьянством» — указывались пути успешного развития приходских обществ трезвости: признавалось нужным предо¬ставить «возможно более широкое ак¬тивное участие в обществах» женщинам, особенно жёнам священников; желатель¬ным — «предоставление возможно более широкой самодеятельности и инициати-вы» членам; более частые членские соб¬рания; «постоянное живое взаимообщение руководителя общества и членов между собою» путём учреждения особого инсти¬тута выборных, «оказанием материальной помощи нуждающимся…, предоставление им занятий в… домах трудолюбия, выда¬чей им пособий и взаимообразных ссуд». «Для поддержки приходских деятелей по борьбе с пьянством и для внесения в эту деятельность большей планомерности» съезд признал необходимым устройство в каждой епархии «епархиальных братств трезвости»,
В подразделе «Борьба с алкоголизмом через школу» указывалось, что «необходи¬мо сообщение систематических сведений во всех школах о вреде алкоголя и его вли¬янии».
В подразделе «Общественная борьба» съезд обратился к духовенству с убежде¬нием не устраивать «угощения спиртными напитками при так называемых „помочах“ и в своих общественных и семейных собра¬ниях». Признавалось необходимым хода¬тайствовать перед «Правительством и мес¬тными властями о том, чтобы совершенно воспрещено было всякое рекламирование спиртных напитков, особенно кощунствен¬ного свойства». Наконец, была принята важная резолюция о том, что выслушав до¬клад [М. Д. Челышёва] и мнения о вырабо¬танном Государственной Думой законопро¬екте о мерах борьбы с пьянством, «…съезд настаивает на скорейшем проведении за¬конопроекта в жизнь» [10, 13–20].
Как указывалось в адресе, преподнесён¬ном митрополиту Владимиру от имени чле¬нов съезда, значение форума состояло в том, что он ясно показал размеры алко¬гольной опасности, угрожающей России; придал «новые силы для самой устойчивой и беспощадной борьбы с алкоголизмом»; «указал разнообразные средства и методы для борьбы»; наладил связи между прежде разрозненными участниками движения. Далее отмечалось, что отныне антиалко¬гольная борьба духовенства «из партизан¬ской превратилась в народную и, может быть, в общегосударственную борьбу про¬тив общего страшного врага» [2, 175].
Действительно, Московский съезд по¬ложительно повлиял на то, что работа об¬ществ трезвости на местах становилась более разносторонней и действенной. Это отмечается, например, в отчёте за 1912 г. Томского Никольского общества, предсе¬датель которого, протоиерей С. Л. Сосунов, был участником съезда [7, 3–4, 7–8].
Третий этап трезвенного движения — 1913—июль 1914 гг. Трезвенное движе¬ние, носившее охранительную и вместе с тем созидательную направленность, ста¬новилось всё более массовым. Коронная власть с начала 1913 г. перешла к его от¬крытой поддержке с целью обрести в нём дополнительную опору и укрепить положе¬ние в стране.
Николай II 4 апреля 1913 г. в Царском Селе принял депутацию от российских православно-церковных обществ трезвос¬ти из трёх священников во главе с руково¬дителем Александро-Невского общества протоиереем П. А. Миртовым. Во всепод¬даннейшем адресе, поднесённом от име¬ни «1800 церковных обществ трезвости», содержалась просьба дать положитель¬ную оценку движению. Николай начертал на адресе: «Прочёл с удовольствием и же¬лаю всемерного распространений по всей земле Русской трезвенного движения» [9, 597–600].
С января 1911 г. в Петербурге действо¬вал состоящий под покровительством ве¬ликого князя Константина Константиновича Всероссийский трудовой союз христиан-трезвенников (ВТСХТ). 28—29 апреля 1913 г. ВТСХТ при поддержке своих местных от¬делений и обществ трезвости провёл в Пе¬тербурге и городах и сёлах 56-ти губерний первый Всероссийский праздник трезвос¬ти. В ходе праздника проводились богослу¬жения в храмах с молитвами о страждущих от пьянства, крестные ходы, раздавались и продавались трезвенные листки, брошю¬ры, значки, собирались пожертвования, читались лекции. Кроме того, 29 августа 1913 г. в Москве, в Московской и ряде дру¬гих епархий прошёл Всероссийский цер-ковный праздник трезвости. Наконец, 7—8 апреля 1914 г. состоялся организованный ВТСХТ второй Всероссийский праздник трезвости. Он прошёл в Петербурге и 55 губерниях и областях по той же программе, что и первый. Благодаря всероссийским праздникам трезвости трезвенная работа поднялась на новую ступень и приобрела широкий, открытый, всенародный харак¬тер [5, 13–17; 6, 15–29].
С 1909 по 1914 гг. происходил заметный рост числа и численности обществ трез¬вости. По нашим подсчётам, на 1-е января 1911 г. в России (без Польши и Финляндии) насчитывалось 1873 общества, в них чис¬лилось более 500 тыс. членов [1, 42–43]. 74,5% обществ находилось в сельских поселениях и 25,5% в городских. В сель¬ских обществах преобладали крестьяне, в городских — рабочие, многие из которых были выходцами из села. 1782 общества (95,0%) были религиозными, из них 1771 (99,4%) православными. Приведенные цифры наряду с другими данными позво-ляют сделать вывод о том, что трезвенное движение было естественным средством самозащиты традиционного, «крестьянс¬кого» общества от разрушительной алко¬гольной политики со стороны капитала и государства. Благодаря нему происходили отрезвление, религиозно-нравственное просвещение, подъём культурного уров¬ня, повышение благосостояния людей [1,55–67].
30 января 1914 г. рескриптом Николая II был отправлен в отставку министр финан¬сов В. Н. Коковцов, а в рескрипте на имя его преемника П. Л. Барка провозглашалась новая финансовая политика с отказом от получения существенной части государс¬твенных доходов за счёт продажи казённой водки [3, 293]. 11 марта П. Л. Барк в цирку¬ляре к управляющим акцизными сборами указал на необходимость «…относиться с полной благожелательностью к ходатайс¬твам сельских обществ о закрытии или недопущении торговли крепкими напитка¬ми, неуклонно удовлетворяя все законно состоявшиеся о том приговоры [12, 479]». Следствием рескрипта и циркуляра стало принятие большого числа приговоров сель¬ских обществ о закрытии казённых винных лавок и проведение различными государс-твенными ведомствами и Церковью огра¬ничительных и просветительных мер в от¬ношении алкоголя.
Начавшаяся Первая мировая война, используя понятия синергетики, была для России «внешней катастрофой» [11], пре¬рвавшей мирное развитие. Культурническое трезвенное движение ослабло, а в чрезвычайных условиях революции 1917 г. («внутренняя катастрофа») оно прекратило существование. Тем не менее, достижения и опыт трезвенного движения 1907—1914 гг. вызывают восхищение и представляют большую ценность для современной Рос¬сии.
Литература
1. Афанасьев А. Л. Трезвенное движение в России в период мирного развития: 1907–1914 годы: опыт оздоровления общества. Томск: Томский гос. ун-т систем управления и радио¬электроники, 2007.
2. Всероссийский съезд практических деятелей по борьбе с алкоголизмом, состоявший¬ся в Москве 6—12 августа 1912 г. Пг.: Тип. Александро-Невского об-ва трезвости. 1914. Т. 1.
3. Высочайшие рескрипты… // Трезвая жизнь. 1914. № 3.
4. Для чего люди одурманиваются?: Сбор¬ник / Сост. Л. А. Богданович, Г. Т. Богданов. М.: Моск. рабочий, 1988.
5. Отчёт о деятельности Всероссийско¬го трудового союза христиан-трезвенников за 1913 г. СПб., 1914.
6. Отчёт о деятельности Всероссийского трудового союза христиан-трезвенников за 1914 г. Пг., 1915.
7. Отчёт 1-го Томского общества трезвости, состоящего при попечительстве граде — Том¬ской Никольской церкви, за 1912 год. Томск: Тип. Дома трудолюбия, 1913.
8. Первый Всероссийский съезд по борьбе с пьянством. СПб.: Тип. П. П. Сойкина, 1910. Т. 1.
9. Приём Государем Императором деятелей церковных обществ трезвости // Трезвая жизнь. 1913. № 5.
10. Резолюции Всероссийского съезда прак¬тических деятелей по борьбе с алкоголизмом // В борьбе за трезвость. 1912. № 8–9.
11. Ризниченко Г. Ю. Стадии эволюции сложных систем // Сайт С. П. Курдюмова «Синергетика». Центр стратегии динамического развития. URL: http://spkurdyumov.narod.ru/ Rznk.htm
12. Циркуляр управляющего Министерством финансов//Трезвая жизнь. 1914. № 4.
13. Челышов М.Д. О вреде народного пьянс¬тва. СПб., 1908.
14. Челышов М. Д. Пощадите Россию!: прав¬да о кабаке, высказанная самим народом по поводу закона о мерах борьбы с пьянством. Самара: Изд. М. Д. Челышова, 1911.
15. Челышов М. Д. Речи М. Д. Челышова, про¬изнесенные в Третьей Государственной Думе о необходимости борьбы с пьянством и по другим вопросам: издание автора. СПб.: Б.и., 1912.