В. С. Стольникова: не перестаю удивляться

23 мая 2014 года

Я безмерно счастлива, что среди моих друзей, самых близ­ких и дорогих людей, есть такая великая личность, как Углов Фёдор Григорьевич. Ялично знакома с ним и мне несколько раз посчастливилось повстречаться с этим замечательным че­ловеком и даже принимать его у себя в Первоуральске. Наша первая встреча состоялась в 1984г. в Киеве на научно-практической конференции, куда я приехала по приглашению А.Ф.Миролюбивой. Это был год, когда я создавала клуб и бла­годаря Л.А.Ушаковой начала налаживать связи с трезвенни­ками из разных городов. Я уже успела почувствовать, что ру­ководители разных уровней не хотели даже слышать и тем бо­лее заниматься трезвостью. Вот и в Киеве в день приезда нам было отказано в помещении, которое было заранее запланиро­вано для проведения конференции. И буквально перед самым началом конференции пришлось искать другое помещение. Все собравшиеся перебрались на новое место, а Ф.Г.Углова не было. Все ждали его появления, общались друг с другом и по­глядывали на входную дверь. Ждала и я. Не буду кривить ду­шой, но первое, чисто внешнее впечатление было не из вос­торженных: «Маленький, старенький с красавицей женой...». В последствии мне даже было как-то неловко за свою первую оценку (хотя о ней никто не знал).

А потом был зал, трибуна и Фёдор Григорьевич среди пла­катов. Чтобы ничего не пропустить, я заняла место на первом ряду. До сих пор помню, как плакала от счастья, что встрети­лась с Человеком, который так доходчиво и просто говорит о самом сокровенном — о спасении нации. Выступать с высокой трибуны я не собиралась, но Фёдор Григорьевич своим высту­плением ободрил меня, заставил почувствовать себя уверен­ным человеком. Я подала записку в президиум, чтобы мне да­ли слово. После перерыва я поднялась на трибуну и зачитала письмо женщин Первоуральска. От того, как меня восприни­мал зал, мне было ясно, что меня здесь понимают. И хотя письмо предназначалось для московских руководителей, я его впервые раздала соратникам.

Личное знакомство с Фёдором Григорьевичем состоялось в Киеве на квартире А,Ф.Миролюбовой, куда пришли самые близкие друзья и активисты-трезвенники. Я очень была удив­лена, что после такого бурного дня, несмотря на свои 80 лет, Ф.Г.Углов был со всеми и был душой собравшихся: пел, сме­ялся, шутил и декламировал стихи. Весь вечер в моей голове крутилась часть русской поговорки: «Мал золотник, да до­рог...». В память о нашей первой встрече Ф.Г.Углов подарил свою книгу «Человек среди людей» с автографом: «Виктории Степановне Стольниковой, прекрасной русской женщине, встав­шей на борьбу за жизнь и счастье народа — с искренним уважени­ем и пожеланием успехов во всех делах и счастья в жизни. 27/Х1-84г.». Киевская конференция порадовала и другими встречами, особенно с Г. А.Шичко (вечная ему память).

Следующая встреча с Угловым состоялась в Москве в 1985г. на Учредительной конференции по созданию Всесоюзного добровольного общества борьбы за трезвость (ВДОБТ), куда я приехала с В.И.Мелехиным. Встречи были очень краткими, раз­говаривали урывками в перерывах между заседаниями. По сути, Фёдору Григорьевичу было не до меня, но этот, очень занятый че­ловек, нашел время пообщаться со мной и подарить другую его книгу «В плену иллюзий», которая только что была издана огра­ниченным тиражом. Просто диву даюсь, откуда у этого Человека столько силы, энергии, такта и внимания.

В 1986г. Фёдор Григорьевич пригласил меня на лечение в Ле­нинград к себе в клинику. Я, конечно же, приняла его приглашение и, собрав имеющуюся трезвенническую литературу и подписанные листы за «сухой закон», отправилась в путь. Я ходила из ва­гона в вагон, разъясняла людям ситуацию, которая создалась в стране, и просила, оценив все, поставить свою подпись за «сухойзакон». И люди отнеслись с пониманием к такой акции. При встрече с Фёдором Григорьевичем я поделилась своими успехами по сбору подписей, а заодно и выяснила, что в Ленинграде такой акции не проводят. Каково же было мое удивление, когда Фёдор Григорьевич прямо в клинике выделил мне аудиторию и телефон, дал имеющиеся у него номера телефонов соратников для установ­ления связи, организовал печатание подписных листов. А когда в Ленинграде появился В.Г.Жданов, то организовал нам встречу с телевидением. Вот такой этот Человек! И как только его на всё и на всех хватает?

Не могу не рассказать об одной житейской ситуации, вспо­миная которую, до сих пор краснею. Во время моего пребывания в клинике однажды мы встретились с Фёдором Григорьевичем на 1-м этаже, и он пригласил меня к себе в кабинет (это на 4-м этаже). Как джентльмен, он пропустил меня вперед, а я с ходу напра­вилась к лифту. Оборачиваюсь, а он стоит у лестницы и качает мне головой. Позднее я узнала, что Углов никогда не пользуется лифтом, поднимаясь к себе в кабинет только пешком по лестнице

Приглашая Фёдора Григорьевича на 5-летие клуба «Кристалл» в Первоуральск, я сомневалась в его приезде, но он дал согласие. Мы с соратниками предприняли максимальные усилия, чтобы организовать выступление академика Ф.Г. Углова на областном телевидении. Но складывалось всё не так просто: либо система наша такая, либо трезвость всех очень напугала. По приезду Фё­дора Григорьевича мы вместе с ним провели целый день в Екате­ринбурге (тогда — Свердловске) на телевидении в каких-то хло­потах, звонках, согласованиях без элементарных удобств, весь день на ногах, а в завершение — 45 километров на служебной машине, сидя на каких-то ящиках. Голодные и измученные, мы вернулись в Первоуральск, а впереди официальная и культурная части вечера: выступления, приветствия и общение с соратника­ми. Вспоминая всё это, ещё и ещё раз удивляюсь, сколько у это­го Человека терпения, выдержки, воли, собранности, чтобы никак не показать своей усталости. Пусть меня простят тогдашние гости за то, что я по окончании вечера, совершенно уставшая ушла домой, а Фёдор Григорьевич с гостями перебрались на квартиру к Г.С.Юнг и продолжали неофициальную часть встречи. И как не удивляться, когда я, на двадцать лет моложе — «расписалась» в своей усталости, а он — нет.

Заканчивая своё повествование, я хотела бы сказать слова бла­годарности жене Фёдора Григорьевича — Эмилии Викторовне Угловой, которая многие годы умело поддерживает «погоду в доме», что совсем немаловажно в жизни человека. Не скрою, ко­гда мне приходилось видеть их вместе, я по-доброму завидовала их взаимоотношениям.

А самая большая моя мечта — это, чтобы Владимир Владими­рович Путин встретился с Фёдором Григорьевичем Угловым, проникся идеями отрезвления и приложил свои усилия для спасе­ния нашего народа от вырождения, а страны -от уничтожения.

В. С. Стольникова
Отрезвление России. К 100-летию академика Ф.Г.Углова. Под ред. академика Б.И.Искакова. М. 2004. С. 388-391